|

КЫРГЫЗСКИЙ КУРУЛТАЙ: ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ГЕНЕЗИС

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Великий русский ученый географ и этнолог, автор теории пассинарности  Л. Н. Гумилев писал: «Нет народа, который произошел бы от одного корня. И не надо искать какое-либо древнее племя как предка ныне существующего этноса. Как бы это ни было легендарно, соблазнительно и престижно».

Базовым этническим субстратом кыргызов можно считать скотоводческие племена евразийских степей, условно называемые «андроновскими» (2-1 тысячелетие до н.э.) или арийскими. Вторым – скифо-сакский конгломерат племен, прямых потомков андроновцев, которые, считается, дали начало славянским племенам. Третьим – гунно-усуньский элемент. С этими племенами и народами древним кыргызам не раз приходилось создавать совместные кочевые союзы, империи и государственные образования. При этом выявляются следующие особенности развития этих кочевых племен и государств. Во-первых, кочевой образ жизни способствовал консервации родоплеменных отношений. Во-вторых, такая консервация сдерживала развитие частной собственности на землю. В-третьих, кочевой образ жизни препятствовал развитию рабовладельческих отношений. Все это, в конечном счете, оказывало влияние на устройство кочевой государственности – сильных монархий с высокой ролью представительных органов (советов вождей, советов старейшин, народных собраний). Первоначальные кочевые государственные структуры возникали на базе территорий отдельных племен или племенных союзов, сохраняя многие пережитки первобытнообщинного строя. Они возглавлялись правителями, как правило, потомственными племенными вождями. Их власть, подчас весьма существенно, вплоть до права смещения и переизбрания, ограничивалась советом знати (вождей, старейшин) и народным собранием. Со временем, в связи с необходимостью захвата новых земель, они трансформировались в централизованные военные империи, что приводило к усилению роли военного предводителя. Идеальным примером этого служат государственные образования саков, гуннов, усуней, тюрков, енисейских кыргызов и монголов.

Для древних кыргызов, не знакомых с соседской общиной, всегда существовал примат родоплеменной идеи (трайбализма) перед идеей единой государственности. Трайбализм стал одним из важных инструментов строительства кочевых государств. Главными ценностями родоплеменных отношений являлись общая родовая забота о сохранении целостности, независимости и самостоятельности рода; о росте его численности и материальном благополучии; о сохранении стабильности, сплоченности, взаимопомощи и взаимовыручке внутри рода; сохранение авторитета и имиджа рода и др. Благодаря этому кыргызам удалось сохранить свою этническую целостность и самобытность, тогда как вышедшие на историческую арену вместе с ними гунны, усуни, тюргеши, карлуки и другие растворились среди других народов. Кыргызы подозрительно относились к попыткам создания централизованного государства, т.к. неизбежно связывали это с возможностью усиления одного рода в ущерб остальным. Поэтому системе единого государства они предпочитали более гибкую структуру в виде союза родов и племен, организованных на паритетных началах и с неограниченной внутренней автономией. Такой порядок приводил к тому, что государственность как таковая у кыргызов никогда не исчезала, а трансформировалась в зависимости от политической конъюнктуры и военной необходимости в разные гибкие системы, принимая форму то добровольного союза с други¬ми народами, то насильственного объединения.

В период среднего и позднего феодализма кыргызы продолжали жить разрозненно. Автономное существование кыргызских родов и племен, господствовавшее патриархальное хозяйство не привели к созданию устойчивых политических, экономических и культурных связей между ними, образованию единого государства. В силу этого кыргызы регулярно впадали в прямую или номинальную зависимость то одного, то другого соседнего государства. Их отношения с соседними народами прошли длинную эволюцию и менялись подчас диаметрально. После развала монгольской державы кыргызы входили в состав государства Могулистан и империи Тимуридов.

В 15 в. новая волна енисейских кыргызов переселилась на опустошенные Тамерланом земли Ала-Тоо. Кыргызы ассимилировали проживающие здесь племена и народы и стали ядром новой этнической общности – тянь-шаньских кыргызов. А регион приобрел политическое название Кыргызстан. При этом хотелось бы отметить одну интересную странность, происшедшую в политической системе тянь-шаньских кыргызов. Они утратили развитую феодальную структуру общества, характерную для енисейских кыргызов, и перешли к прямой демократии. Как некогда древние греки и римляне, кыргызы отрешились от монархической системы и сделали эволюционный шаг назад, перейдя к прямому правлению народа. Это было связано, на наш взгляд, с уничтожением у енисейских кыргызов в 13 в. монгольским ханом Хубилаем правящей элиты в наказание за постоянные восстания против завоевателей. Аристократия была уничтожена и все пришлось начинать сызнова, с народных собраний-курултаев  и выборных старейшин – биев.

В легендарном кыргызском эпосе «Манас», датируемом 16 в., существует ряд упоминаний о народных собраниях. В частности, один из эпизодов описывает, как после переселения кыргызов с Алтая один из дружинников Манаса Байджигит-Батыр поставил вопрос о своем возвращении на Алтай, к своему родному племени. Тогда Манас Великодушный созвал народное собрание и поставил это предложение на обсуждение. В итоге просьба батыра была удовлетворена. Или другой эпизод. Манасу пришлось созвать курултай, чтобы получить его разрешение на организацию военного похода на Пекин.

Летом  1842 г. верховный вождь племени сарыбагышей Ормон созвал курултай в местности Котмалды (ныне Балыкчи) с целью объединения кыргызских племен против Кокандского ханства, где он был избран по предложению некоторых вождей верховным ханом кыргызов. Эти и иные факты свидетельствуют о том, что курултаи в политической жизни кыргызов вновь заняли важное место. Память о народных собраниях хорошо сохранилась в историческом сознании народа вплоть до настоящего времени.

С перекочевкой на Тянь-Шань кыргызы снова попали в окружение сильных народов и племен, объединенных в кочевые и земледельческие государства, – Могулистан, Джунгарское, Казахское ханства, государство Шейбанидов. В борьбе за гегемонию каждое из них пыталось заручиться поддержкой кыргызских племен в обмен на внутреннюю самостоятельность. Поэтому кыргызам удалось сохранить свой автономный статус и жить по своим правилам и обычаям.

Важным этапом формирования новой кыргызской народности стало объединение всех племен в два «крыла» – «он канат» и «сол канат», что было характерно для всех тюрков, начиная с гуннов. В третью группу кыргызских племен, названную «ичкилик», вошли племена некыргызского происхождения. Племена, вошедшие в новую административно-военную систему, стали именоваться общим политэтнонимом «кыргыз». Этот важный в истории Тянь-Шаня акт относится к 15 – нач. 16 века. С этого времени можно говорить об образовании единой кыргызской народности на земле Тянь-Шаня. Громадное значение в сплочении кыргызов сыграли идеологические факторы. Прежде всего, принятие ислама, что позволило им войти в семью мусульманских народов Средней Азии. Вторым важным объединяющим фактором стал эпос «Манас», который окончательно сформировался на Тянь-Шане. Идея объединения перед лицом внешней угрозы оказалась понятной и близкой всем племенам и сыграла прогрессивную роль в консолидации кыргызской народности.

Итоги, вытекающие из данного анализа, имеют следующее значение:

1. Древнетюркские государства по типу общественного и государственного устройства характеризуются как военные демократии, родоплеменные государства, военно-рабовладельческие империи и как феодальные (патриархально-феодальные) военные объединения.

2. Вопреки распространенному мифу о том, что кыргызы, начиная с глубокой древности и до новейшего времени, жили в условиях кочевой демократии с выдающейся ролью народного собрания, научные факты свидетельствуют, что это было далеко не так. Кочевники Центральной Азии перешли к царской власти еще при скифах и быстро эволюционировали по этому пути. Этому активно способствовало появление и развитие в кочевом обществе Личности. История сохранила имена выдающихся личностей древности Средней Азии – цариц Томирис и Зарины, простого пастуха Ширака (погубившего военную экспедицию царя Дария I), царевича Спитамена из царского рода Сиявахшей, восставшего против Александра Македонского и задержавшего его в Средней Азии на 2 года и  др.

3. Первая кыргызская правящая династия истории не известна. Однако известно имя основателя следующей династии. Им был плененный гуннами китайский полководец Ли Лин, который был посажен на престол Владения Кыргыз гуннским императором Модэ. Эта династия просуществовала примерно до 12-го столетия и, нет сомнения, привнесла в политическую систему кыргызов китайские монархические традиции, а также прокитайскую внешнюю политику.

4. Роль народных собраний и совета старейшин у кыргызов была в разные периоды неодинаковой. В эпоху народовластия они выбирали правителей и контролировали их деятельность. А во время Енисейского каганата их роль была сведена к минимуму. Со временем изменилась и социальная природа этих институтов. Если в древности их ядром были свободные общинники, воины, то с развитием феодализма эти органы превратились в собрания знати, представляющие интересы родоплеменной верхушки и высшего чиновничества.

5. Если в Западной Европе в результате эволюции сословно-представительной монархии был установлен абсолютизм, то в Евразии местные монархи (каганы, ханы) так и не сумели достичь абсолютной власти над своими подданными. Отчасти это было связано с сохранением родоплеменной структуры общества, где для согласования собственных интересов и были нужны курултаи и советы старейшин. Сказанное имеет прямое отношение и к кыргызским племенам.

6. По причине многочисленности кыргызских родов, но их общей малочисленности, у них механически отпадала необходимость в царской власти, как это было в древнегреческих микрогосударствах – полисах. Отсюда живучесть в общественном сознании пережитков институтов прямой демократии. Все попытки отдельных кыргызских правителей воссоздать в 16-18 вв. собственное централизованное ханство встречали внутри племен и родов неприятие и не достигли поставленной цели. Сыграла свою роль и недостаточная легитимность кыргызских вождей, претендовавших на престол. Такое в то время было по силам только наследникам Чингиз-хана и Тамерлана. В этой ситуации самой рациональной стратегией выживания оставалась модель кочевой демократии.

Выдающийся философ современности З. Мамардашвили дал точную характеристику: «Традиционное общество – это не меняющееся общество». В сказанном действительно есть большая доля правды. За последние 200 лет человечество в сотни и тысячи раз создало больше материальных и интеллектуальных богатств, чем все человечество за миллионы лет своего существования. Традиционный уклад оказался очень консервативен и существует уже много тысячелетий. Большинство общественно-политических и экономических инноваций в Кыргызстан было привнесено извне, под влиянием внешних факторов и соседей.

За последние 150 лет кыргызы участвуют уже в 4-м глобальном модернизационном проекте. В начале 19 в., под влиянием Кокандской империи и соседних феодальных государств, кыргызы перешли к раннеклассовым феодальным отношениям. Иными словами, начали строить феодализм. Последствием такого строительства стало появление класса кыргызских феодалов – манапов вместо прежних выборных вождей – биев. Институт представительной демократии был сохранен, но там уже заседали манапы. С присоединением к Российской империи кыргызы были несколько десятилетий заняты строительством империи и капитализма, а с победой Октябрьской революции – разрушением империи и строительством нового государства социалистического типа. Причем, в условиях подчиненного положения это строительство велось населением неосознанно, ибо строителей не спрашивали, хотят ли они этих перемен, и чем было плохо прежнее общество. Теперь народ Кыргызстана под влиянием западных веяний занят строительством правового государства, рыночных отношений и гражданского общества.

Ильяс КУРМАНОВ,
аспирант КГУ им. И. Арабаева

Leave a Reply

123